Тринадцать лет своей жизни, я посвятил маркетингу и бизнесу. А если считать получение двух экономических образований — сперва финансы, а затем параллельно еще и маркетинг — то все восемнадцать лет с копейками. Сидя на студенческой скамье, я мечтал работать в международных компаниях, заниматься брендами, о которых я читал только в умных бизнес книгах и рекламу которых видел по телевизору. Меня захватывали блестяще описанные в книгах кейсы о том, как компании-андердоги вступали в неравную схватку с компаниями-лидерами и побеждали благодаря своему креативному неординарному подходу к решению той или иной проблемы. Avis и Hertz. Coca-Cola и Pepsi. McDonalds и Burger King. Поэтому получение визитки с моим именем на ней рядом с логотипом моего первого работодателя — известного локального бренда-лидера в Украине — было настоящим праздником. Я стал принадлежать к группе избранных, я сиял когда говорил, что работаю здесь! Семья, друзья, родственники с гордостью рассказывали: «Дима работает там! » 🙂 В то время, мы с женой жили в Броварах, 30 км от Киева — экономили деньги нашей молодой семьи. Поэтому мой рабочий день состоял из 30 км маршрутки до Киева (сопровождающейся попыткой втиснуться в нее, часто на корточках — ни о каких «Богданах» тогда речи не было — сидячие «Газели»), 12 станций метро, 1 остановке на троллейбусе и 500 м пешком до офиса. И обратно: 500 м, 1 остановка, 12 станций метро, 30 км. Каждый день, кроме субботы и воскресенья. Три года. Да, и обязательно в галстуке — дресс-код! А лучше — в костюме. Стоит добавить, что работал я самым младшим из младших специалистов и занимался самой маленькой и неприоритетной категорией из существующих у компании на тот момент. Считал. Пересчитывал. Еще раз пересчитывал. Потом опять считал. Регулярно ездил в командировки: поезд, 100 км маршрутки, потом такси или пешком — и назад по схеме. Презентовал. Не позволил себе ни разу сходить на больничный — вдруг подумают, что филоню? Считал опять. Снова пересчитывал. Три года. И был чертовски рад визитке с моим именем и фамилией на ней рядом с логотипом моего первого работодателя — известного локального бренда-лидера в Украине…

Помню, что примерно тогда — вот же ж совпадение — у меня появился странный симптом. Зимой, в мороз, когда я с утра шел на маршрутку — мне становилось тяжело дышать носом, и начинались позывы на рвоту. В помещении (дома, в метро, в офисе, в магазине) он проходил. «Насморк… Замерзает нос… Ртом дышать не удобно… Еще и галстук на шее давит… Вот и рвотный рефлекс», — объяснял себе эту странную «болезнь» я. Ну ладно, симптом и симптом — можно жить.

Родители очень беспокоились и отговаривали меня, когда я решил сменить работу. То ли дело они, мои родители — работают докторами на том же месте уже почти по 40 лет. И не собираются ничего менять. Но новая позиция и новая зарплата их успокоила. А у меня появилась новая визитка — с моей фамилией и логотипом теперь уже мирового лидера одной из продуктовых категорий. Прекрасный руководитель, который уделял мне много времени, интересные проекты, съемки роликов и много интересного… В последующие десять лет я переходил в новые компании — по разным причинам — только с повышением позиции, зарплаты, количества подчиненных. От младшего менеджера после института до  маркетинг директора известной крупной компании за 13 лет. Блестящая карьера!

Но шли 13 лет и очарование от заграничных командировок, участия в съемочном процессе рекламных роликов, создания продуктов и наблюдения за тем, как они появляются в домах потребителей, возросшие финансовые возможности и престижность профессии постепенно стали отходить в фон. На смену очарованию постепенно приходило разочарование. Дело в том, что есть обратная сторона медали. Лицемерие. Стресс. Переработки. Неподтверждение проектов, в которые вкладывался. Принятие решений из политических соображений vs рациональных для бизнеса. Нарциссизм вокруг. Обесценивание. Погоня за достижениями, зарплатой, новой позицией, бонусом, экономией. Стыжение (публичное — при плохом руководителе, и личное — при «хорошем»). Конфликты. Цинизм. Двойные послания и двойные стандарты, интриги, подводные течения. Терпение, дипломатичные ответы и сдерживание своего мнения. Номинальное провозглашение, но фактическое не соблюдение ценностей компаний, особенное таких как, work-&-life balance. Постоянное повышение цели, к которой нужно стремиться, выполнить ее и перевыполнить. А если перевыполнил — то в следующий раз цель будет еще выше. И по сути — отсутствие свободы и принадлежности самому себе. В этом иностранные компании мало отличаются от наших местных. Только они — иностранные компании — более честно, чем местные, называют зарплату «компенсацией» — она как-бы призвана компенсировать перечисленные выше токсичные элементы, позволять мириться с тем, с чем мириться сложно. В это время, кстати говоря, мой зимний рвотный рефлекс перестал был исключительно зимним. Я стал бояться пути от дома к метро, от дома к машине — понимая, что будет не приятно и плохо в эти промежутки… К зиме добавились и лето, и весна, и осень. Но в моем понимании в летней духоте мне тоже не хватало воздуха, было жарко — все логично, виновата погода… И — можно жить. Но все чаще — постепенно — стали крутиться мысли:

Для чего я это делаю?

Зачем мне это нужно?

Как долго я могу вытерпеть?

Сколько раз я живу?

Оказывается, очень полезно задавать себе такого рода вопросы. И, похоже, лучше чаще, чем реже.

В какой-то момент я стал остро ощущать, что ответов на эти вопросы я не нахожу, как бы не старался… Особенно понимая, что живу я, похоже, один раз и отнюдь не являюсь «Бенджамином Баттоном», если Вы понимаете, о чем я. И вот, достигнув некоторой точки кипения в очередной раз, я принял решение, что с меня хватит. И немногим больше года назад я в первый раз уволился не для того, чтобы перейти сразу же в другую компанию (хотя были предложения) с повышением. Просто уволился с работы. Интересно, что на следующий день после того, как мне подписали заявление, я перестал просыпать с утра и стал приезжать в офис (нужно отработать было 2 недели) на пол часа раньше начала рабочего дня!  Пришло много облегчения — я перестал быть кому-то что-то должен. Окружающие почему-то начали говорить: «О! Да ты оказывается умеешь улыбаться?!». Плечи расслабленно опустились вниз, словно груз ушел с них. Исчезли мешки под глазами. Оказалось, что утром можно спать и не просыпаться за 5 минут до того, как прозвонит будильник — просто спать столько, сколько хочу! Можно неспеша позавтракать в тишине не смотря одновременно телевизор программу «Сніданок…», одевая на ходу рубашку, и не листая ленту фейсбука. Пойти поплавать в бассейне или прокатиться на велосипеде в парке. Проводить дочь в школу утром и встретить ее после уроков. Можно прислушаться к себе и осознать, чем я хочу заниматься здесь-и-сейчас — и делать это!  Получить образование в новой для себя области (в моем случае психология) — нате! Или отложить что-то на завтра, а сегодня сделать что-то другое. Или вообще — ничего не делать! Все это можно!

Ах, да — разве я не сказал? Ровно с моего увольнения у меня больше ни одного раза не проявился рвотный рефлекс. Вот такое вот интересное «совпадение»… Был со мной 13 лет моего карьерного роста, и в друг — в один прекрасный день — просто исчез. День в день… Возможно Вы знаете, а может нет — в чем суть рвотного рефлекса? Это рефлекс, который сигнализирует о том, что человеку что-то не подходит, что ему что-то отвратительно, настолько, что стоит это отбросить, вывернуть наружу и тому подобное. И вот мой организм 13 лет мне сигнализировал о том, что мне что-то не подходит. Но я его не слышал. А через 13 лет услышал — выбрал услышать. Потерял ли я 13 лет своей жизни? Не знаю, наверно нет. Думаю, без этих пролетевших — в погоне за чем? — 13 лет я не пришел бы туда, где я сейчас. Но конечно хотел бы оказаться здесь значительно раньше — тогда у меня было бы больше времени 🙂

Мои бывшие коллеги как-то были в Стэнфорде, одном из университетов «Лиги Плюща», месте где мечтают учиться большинство американцев и иностранцев. Так вот, общаясь с будущими выпускниками, они с удивлением для себя обнаружили: никто из тех, с кем они говорили, не хочет работать в корпорациях и чужих компаниях — все собираются работать исключительно на себя. Да, работа на себя разительно отличается от работы в офисе. С одной стороны она связана с большой свободой, а с другой — с большей ответственностью — перед собой, с неопределенностью, отсутствием стабильности, гарантий, и необходимостью самому организовывать свое время. Но взвешивая на «шальках терезів» свой выбор — это того стоит! Для меня. Я могу жить, а не продавать свою жизнь.

Закончивая свою историю, вспоминаю цитату канадского физиолога, доктора Ганса Селье, человека, который рассказал миру о том, что такое «стресс». Так вот док Селье сказал как-то: «трудность в том, чтобы среди всех работ, с которыми Вы способны справиться, найти одну — ту что нравится больше всех и ценится людьми«. Из своего пережитого опыта, предлагаю всем, кому откликается написанное выше, задуматься и осознать, занимаетесь ли Вы работой, с которой просто можете справиться и справляетесь. Или Вам действительно очень нравится то, что Вы делаете. Ответы на эти вопросы могут качественно изменить Вашу жизнь.

У меня больше нет визитки с моей фамилией рядом с логотипом известной компании. Но зато сейчас у меня опять есть я 🙂

 

Дмитрий Чабан

Киев, Октябрь 2016

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s