Как по мне, то, о чем я напишу дальше является жутким. Так по крайней мере я размышлял и переживал это сперва. С другой стороны — если подумать — то, о чем я напишу дальше, является довольно здоровым и полезным способом завершить незавершенное.
 
Ритуалы прощания с ушедшими из жизни людьми известны всем. Для этого даже есть специальное место. В одних странах это место с крестами или памятниками. В других — со стенами. В третьих — как в Японии — с компьютерами и виртуальными изображениями ушедших любимых. В четвертых — если Вы бедный и живете в Индии — с рекой…
 
Есть специальное место для прощания с домашними животными. У Стивена Кинга даже есть книжка на эту тему. «Кладбище домашних животных». Читать жутко — но это не то «жутко», с которого я начал.
 
Кладбища погибших отношений, к сожалению нет. Видимо потому, что они — отношения — не материальны, их нельзя пощупать, поцеловать в лоб, возложить им цветы, выкопать для них могилу или превратить в пепел. Хотя я думаю, что было бы очень полезным. Для здоровья тех, кто не согласен, тех, кому усопшие были ценны, кто еще не может или не хочет принять…
 
Сколько я себя помню, я ненавидел похороны. И всеми правдами и неправдами пытался на них не попасть. Но только вот через годы осознал кое-что важное на эту тему. Очень ярко запомнил, как погиб мой дядя, а позже умер его отец — мой дедушка. Оба раза я вынужденно присутствовал там, где присутствовать не хотел. Оба раза я рыдал, очень долго, буквально не мог остановиться. Оба раза бабушка, потерявшая обоих, говорила мне, в первом случае школьнику, во втором — выпускнику института: «Дима, ты чего?! Чего ты так плачешь??». А я не знал чего. Оно само. Не хотело останавливаться. И в обоих же случаях, когда ритуал завершался, я сразу — и я имею ввиду моментально — чувствовал огромное облегчение. Облегчения не произошло, когда погиб мой лучший школьный друг — Ромка. Я узнал о его смерти только спустя месяц — родители решили меня поберечь. И вот я смог плакать над этой потерей только 2 года назад, в 36, в терапии. Так что да — теперь я понимаю, почему важны все эти ритуалы, для чего трагически музицируют музыканты, а плакальщицы плачут…
 
Где-то читал статистику, что наибольшее количество расставаний или разрывов отношений приходится на дни рождения. Его или ее. Или на период до или после. Вспоминаю свои отношения за 38 лет… Блядь, и правда… Три раза… Такой себе праздник получается.
 
Если «повезло», и вы расстались после дня рождения — то у тебя или у нее остается подарок на память. О ней. Или о тебе. Огромная «радость»… Будешь смотреть на него и «радоваться». «Радоваться» в данном случае можно смело читать, как «страдать». Потому многие предпочитают выбросить на ближайшую помойку все подаренное или — хуже того — вернуть подарки дарителю. И я совсем не пытаюсь подъебнуть или высмеять тех, кто так делает — был там, знаю, выбрасывал, обесценивал… Вы же понимаете, что обесценивать в таких ситуациях приходится только того, кто был очень ценным? Настолько ценным и важным, что часто пережить боль иначе — невозможно. И это помогает. Такое вот творческое приспособление, как писал Перлз.
 
Но это когда подарки вручены. А вот бывает же, что хотел, но не успел. Нишмагла… «Не в городе». «Обстоятельства». «Давай на следующей неделе». И так далее. И вдруг все…. It’s over. Она где-то там. Ну или он. А они где-то тут. Я имею ввиду подарки. Лежат. Красиво упакованные. С розовой ленточкой (или голубой — если это все же он). В красивой винтажной бумаге. Аккуратненькие. Лежат молча. И блядь молча же кричат каждый день: «А вот они мы!». Прям когда начинаешь привыкать, что все так, как есть… В какой-то момент хочется их все же вручить, например, отправить курьера и оставить у консьержа — ну потому что они же для этой конкретной «нее» или этого конкретного «него» предназначены и передарить или просто кому-то отдать — в голове не укладывается. Из таких размышлений быстро выводит фраза друга или сестры: «Ты блядь не понимаешь, что она не хочет их получить?!». Фраза, «сказанная» криком. Понимаю… Криком до меня в последнее время лучше доходит.
 
Или можно их конечно отправить туда же, куда те предыдущие. Но наступает день понять, что я сегодня уже не там, где был тогда. И обесценивать я больше не хочу. Умею. Прям мастер в этом. Набил руку. Но не хочу. И не буду. Это больше не обо мне. Потому что уже могу признать насколько ценными они были. Она была. Ну или он. И конечно то, что было у вас. Перестать казаться — и начать быть.
 
Так вот иногда у вас остается материальная часть ваших погибших отношений. Иногда в виде детей. А иногда проще — в виде неврученных подарков. И если отношения неосязаемы физически, то с подарком дела обстоят совсем иначе. Его уже можно отнести туда, где ему теперь к сожалению место — на кладбище подарков. Вырыть ему яму поглубже. Проститься. Сказать слова, которые просятся. Или которые не очень просятся, но произнести их важно лично для меня. Опустить его на дно. Спросить, хочет ли кто-то из присутствующих что-то сказать (а бывает, что Ваш друг или сестра — а иногда два в одном — решают поприсутствовать, чтобы проконтролировать не свихнулись ли Вы). И упокоить под толщей земли. И вот если все это не засмеять или не зашутить — дышать становится легче. И бродить по дому глазам уже не так тяжело. Есть конечно еще много чувств — но давайте решать «проблемы» постепенно — как минимум часть гештальта удается завершить.
 
К чему тут отношения, которые не пощупаешь, к погребению подарков? А вот очень даже к тому. К тому, что дарю-то я на самом деле не флакончик духов, билеты на самолет или на творческий вечер любимого поэта, цветы или конфеты. А свое отношение и чувства. К ней. С весьма явным, недвусмысленным и глубоким сообщением…
 
«Ты очень много вложил в эти подарки», услышал я от коллеги.
Да, я блядь очень много вложил в эти подарки.
Не гривен.
Чувств.
Себя.
И вот погребая эти символы, а через них — ваши погибшие отношения, важно не закопать с ними то, что в них вложил.
Себя.
Ах да — я уже это сказал.
 
В общем.
Дарите и принимайте подарки.
Дарите и принимайте тепло, которое хотите дарить и принимать.
А если не готовы или не хотите — будьте честны с людьми, ну правда — не морочьте им голову. Ну или хотя бы мне.
Потому что время идет и никогда не знаешь, что будет завтра.
И будет ли вообще это завтра.
Зато сегодня и сейчас очень даже есть.
У меня.
У нее.
И у нас рядом друг с другом.
 
***
 
P.S. Георгий Смолин, спасибо за подсказку.
Дмитрий Чабан
Киев. Сентябрь 2018.

***
P.S. Георгий Смолин, спасибо за подсказку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s