Со времен школы я, как и принято, «на зубок» запомнил (среди прочего), что «нервные клетки не восстанавливаются». Интроецировал я этот факт на уроках русского языка и литературы — так любила повторять наша преподаватель этих предметов. Тогда еще не было известно о нейропластичности мозга — способности мозга к регенерации, восстановлению функций, изменению и подстройке к новым условиям и тому подобное. Теперь об этом пишут, и даже скептики-исследователи нейробиологии и нейропсихологии просят прощения у первооткрывателей явлений пластичности мозга, которых когда-то поднимали насмех.
 
Одной из важных для психологов, психотерапевтов (а так же их клиентов) особенностей нейропластичности мозга является его так называемый конкурентный характер или конкурентная природа. Это означает, что за место в мозге, где формируются и закрепляются те или иные нейронные связи, относящиеся к событиям, переживаниям, опыту, поведению, чувствованию и так далее и тому подобное, ведется конкурентная борьба. Чтобы занять свое место — нужно выбить оттуда конкурента. Этим объясняется сложность в изменении привычек (напр., отказ от сладкого, алкоголя, замена его чем-то «более полезным»), боль расставания с прежними любимыми (горевание, «она единственная такая во всем мире») и тому подобное. Чтобы полюбить нового человека (сформировать новые нейронные связи), нужно разлюбить прежнего (разрушить старые нейронные связи), которые буквально занимают место в мозге, на которое претендует Ваша новая возлюбленная. Помните, как герой Джима Керри в «Вечном сиянии чистого разума» стирал воспоминания о своей бывшей девушке? Это не выдумка, а реальный процесс, происходящй в мозге.
 
Дальше приведу Вам отрывок из книги о нейропластичности на эту тему.
***
Любовь создает особое состояние души. Благодаря ей мы переживаем приятные ситуации или физические моменты, которые в ином случае были бы нам недоступны, поэтому она позволяет нам забывать негативные ассоциации. И это еще один феномен нейропластичности.
Наука об утрате того, что было приобретено в ходе научения, возникла совсем недавно. В связи с конкурентной природой пластичности нейронная сеть в процессе своего формирования становится эффективной и самодостаточной, и от нее, как и от привычек, трудно «отучиться». Здесь вспоминается Мерцених, который старается найти «стирательную резинку», которая поможет стереть ненужные привычки.
В ходе научения действуют иные химические процессы, чем при утрате навыков или знаний. Когда мы узнаем что-то новое, нейроны активируются одновременно и связываются друг с другом, при этом на нейронном уровне происходит процесс, называемый «долговременной потенциацией» (LTP — long-term potentiation), он усиливает связи между нейронами. Когда мозг «забывает» ассоциации, разъединяет нейроны, происходит другой химический процесс под названием «долговременное подавление» (LTD — long-term depression). Утрата приобретенного в ходе научения и ослабление связей между нейронами — это такой же пластический и не менее важный процесс, как научение и усиление этих связей. Если мы будем только укреплять связи между нейронами, наши нейронные сети станут перенасыщенными. Опыт показывает, что утрата существующих воспоминаний необходима для того, чтобы освободить место в сетях для новой информации.
Утрата навыков и знаний важна при переходе от одной стадии развития к другой. Например, когда, выйдя из подросткового возраста, девушка покидает свой дом и отправляется учиться в колледж в другом штате, она и ее родители испытывают чувство печали. Когда людям приходится менять старые эмоциональные привычки, порядок жизни и представление о самом себе, и в мозге происходят обширные пластические изменения.
Возникновение первой любви также означает вступление в новую стадию развития и вынуждает человека многое забыть. Если люди связывают свое будущее друг с другом, то для того чтобы сделать нового человека частью своей жизни, они должны радикально изменить свои сложившиеся, часто эгоистичные, замыслы и пересмотреть все другие привязанности. Теперь их жизнь предполагает постоянное сотрудничество, которое требует пластической реорганизации центров мозга, отвечающих за эмоции, сексуальность и их человеческую сущность. Миллионы нейронных сетей должны быть уничтожены и заменены новыми — и это одна из причин, по которым многие люди воспринимают влюбленность как потерю индивидуальности.
Если помолвка расстраивается, сердце мужчины, который полюбил впервые, может быть разбито. Он смотрит на других женщин, но все они меркнут в сравнении с его невестой: только ее он считает единственной настоящей любовью, и ее образ преследует его. Он не может избавиться от модели влечения к своей первой любви. Или, скажем, женщина, прожившая в браке двадцать лет, становится молодой вдовой и отказывается встречаться с другими мужчинами. Она не может представить, что когда-либо снова полюбит, и ей неприятна сама мысль, что кто-то может «заменить» ее мужа. Проходят годы, а друзья безуспешно убеждают ее в том, что пора двигаться дальше.
Порой люди неспособны перейти к новому этапу своей жизни, потому что их все еще не покидает чувство тоски и горечи; мысль о жизни без любимого человека причиняет им слишком сильную боль. Если рассматривать эту ситуацию с точки зрения нейропластичности, то для того чтобы вступить в новые отношения без багажа прошлого, следует, прежде всего, перепрограммировать миллиарды связей в своем мозге.
Зигмунд Фрейд отмечает, что работа печали происходит постепенно; несмотря на то что реальность говорит нам о том, что любимый нами человек больше не существует, «ее приказы невозможно выполнить немедленно». Мы печалимся, вызывая в памяти одно воспоминание единовременно, заново его переживаем, а затем расстаемся с ним. На уровне мозга мы активируем каждую из нейронных сетей, возникшую для формирования нашего восприятия любимого человека, переживаем это воспоминание с исключительной яркостью и живостью, а затем прощаемся с этой сетью. Переживая горе, мы учимся жить без того, кого любили, но сделать это очень сложно, так как сначала мы должны перестроить себя.

… если вернуться к теме стирания навыков и знаний, то в этом случае окситоцин действует особым образом. Способность окситоцина уничтожать предыдущую модель поведения натолкнула ученых на мысль назвать его «гормоном забывания». Фриман предполагает, что окситоцин уничтожает существующие нейронные связи, чтобы создать условия для формирования новых привязанностей.

Отрывок из книги: Норман Дойдж «Пластичность мозга»
***
Приходите на терапию — поговорим о том, как Вы вырабатываете окситоцин, разрушим старые ненужные нейронные связи, чтобы освободить место для новых.
Дмитрий Чабан. Киев, Март 2019

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s